Менахемет
Sincerely yours
Ну здравствуй, Осенний Лорд. Что стоишь на пороге? Заходи, заметая полой плаща облетевшие листья на деревянный пол. Пришло твое время. Подожди минутку, я разожгу огонь в камине.

Я люблю твои дни. Они пахнут ветром и терпким вином, они холодят ноги и заставляют ходить быстрее, и звучат тишиной. А я останавливаюсь, распахнув плащ, и стараюсь прочувствовать тебя до конца, а прохожие бросают на меня удивленные взгляды.

Да, Безымянный? Что ты, я про тебя не забыла. Я никогда про тебя не забываю. Просто не могу. Ты знаешь, мне приходят письма, почти всегда о тебе. Иногда мне даже кажется, что я растворилась в тебе настолько, что эти разнопочерковые строчки надо читать тебе.

А я пишу. Так, как давно уже не писалось - и виной тому наш сегодняшний гость. Предложи ему чашку мятного чая в благодарность за помощь. И я сама поражаюсь той дерзкой откровенности, с которой персонажи мне открываются. Ты спросишь, о чем исписанные мной листы? О воле и желании жить, о зависимости и создании, о том, как сила оборачивается слабостью, стоит лишь посмотреть на нее с другой стороны, и о Пигмалионах.

Больше всего, пожалуй, меня всегда затягивали истории именно о Пигмалионах. О тех безумцах, которые создавали себе статуи, лепили людей, уплотняли сам воздух, заставляя его стать плотью и обрести форму, а потом по мановению руки тем или иным способом вдыхали в них жизнь. И сами влюблялись в созданный ими шедевр. В любом их воплощении, будь то легендарный создатель Галатеи, тоссовский Марк, рубиновский Кукольник-трикстер, они меня изумляли, завораживали, заставляя каменеть и задерживать дыхание, боясь даже моргнуть, боясь хоть на миг закрыть слезящиеся уже глаза, пока не будет окончена эта пьеса - вдруг спугну, вдруг исчезнет? Они гипнотизировали меня, заставляя вглядываться в образы раз за разом, пытаясь понять.

Я хотел понять душу Маэстро (с)

Эта сопричастность творению заставляет думать, что не все еще потеряно. Что у нас еще есть шанс.

@темы: мосты, вера