Менахемет
Sincerely yours
Стоит ли вообще рассказывать о тех моментах, когда тобой овладевает тоска - сначала смутная, затем крепнущая, но всегда беспричинная, явившаяся ниоткуда, подступившая незаметно и вдруг затопившая до краев? И тебе тошно и едко от самого себя, только поделать с этим ты ничего не можешь уже: поздно.

Некоторые выплескивают все на других, долгими вечерами проговаривая истрепавшиеся слова. Другие не слишком твердой рукой вырисовывают отравленные ими же строчки. Есть и те, кто закрывает все в себе, цепляет дежурную улыбку и говорит "само пройдет". А оно все бродит внутри, как молодое вино, рвется наружу, и даже если выпустить его - терпкий вяжущий осадок все равно остается с тобой. И вот копишь ты такие винные осадки, собираешь виноградную горечь внутри, а потом вдруг оказываешься забит этим под завязку, и уже не вылить так просто.

Вот тогда-то тебя скручивает по-настоящему, до тошноты, до рези где-то в районе солнечного сплетения, до цветных пятен перед глазами. И можешь ты только лежать и скулить, даже выть сил уже нет, а тоска твоя клокочет, разъедая горло, душит, и остается тебе только ждать, пока выйдет все оно из тебя, выдавится - и вот тогда ты может быть сделаешь наконец вдох, если очень постараешься.

А нет - так и захлебываться тебе этим душным и вязким, пока не решишься.

@темы: вуаль, память