Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вера (список заголовков)
23:55 

Восемьдесят семь.

Sincerely yours
Здравствуй, хороший мой. Здравствуй, милый.

Мне трудно говорить после такого долгого молчания. Горло будто сдавливает, и вместо звука выходит только хриплый свист. Но я попробую, конечно. Ведь уже почти март, а в марте молчать непростительно.

Я романтик и давно с этим смирилась. Я склонна идеализировать и демонизировать людей, особенно малознакомых или знакомых слшком хорошо. Я влюбляюсь в литературных героев, персонажей фильмов, часами обдумываю никогда не прозвучащие в жизни диалоги.

Я вечно в поиске учителей.

Так уж вышло, что когда-то, много лет назад, на эту роль вдруг попросился ты. И так странно понимать, что это до сих пор неизменно. Иногда я будто бы меняю заведенный порядок, но потом понимаю, что это лишь следующая из твоих сторон открывается мне, а вовсе не переписывается сценарий.

Жалею ли я об этом? Нет, и никогда не жалела.
Хочется ли мне иного? Да, и иногда так яростно, что будто бы под кожей зудит.
Но стану ли я менять что-то осознанно, а не случайно, если вдруг выпадет такой шанс? Пожалуй, снова нет.

Не смотри так насмешливо и понимающе. Мне тоже вполне ясно, что ты и без меня все это знаешь.
Просто нужно было прочистить горло.
Март, знаешь ли.

@темы: ангелы-хранители, вера, мосты, память

21:34 

Восемьдесят два.

Sincerely yours
Ну здравствуй, Осенний Лорд. Что стоишь на пороге? Заходи, заметая полой плаща облетевшие листья на деревянный пол. Пришло твое время. Подожди минутку, я разожгу огонь в камине.

Я люблю твои дни. Они пахнут ветром и терпким вином, они холодят ноги и заставляют ходить быстрее, и звучат тишиной. А я останавливаюсь, распахнув плащ, и стараюсь прочувствовать тебя до конца, а прохожие бросают на меня удивленные взгляды.

Да, Безымянный? Что ты, я про тебя не забыла. Я никогда про тебя не забываю. Просто не могу. Ты знаешь, мне приходят письма, почти всегда о тебе. Иногда мне даже кажется, что я растворилась в тебе настолько, что эти разнопочерковые строчки надо читать тебе.

А я пишу. Так, как давно уже не писалось - и виной тому наш сегодняшний гость. Предложи ему чашку мятного чая в благодарность за помощь. И я сама поражаюсь той дерзкой откровенности, с которой персонажи мне открываются. Ты спросишь, о чем исписанные мной листы? О воле и желании жить, о зависимости и создании, о том, как сила оборачивается слабостью, стоит лишь посмотреть на нее с другой стороны, и о Пигмалионах.

Больше всего, пожалуй, меня всегда затягивали истории именно о Пигмалионах. О тех безумцах, которые создавали себе статуи, лепили людей, уплотняли сам воздух, заставляя его стать плотью и обрести форму, а потом по мановению руки тем или иным способом вдыхали в них жизнь. И сами влюблялись в созданный ими шедевр. В любом их воплощении, будь то легендарный создатель Галатеи, тоссовский Марк, рубиновский Кукольник-трикстер, они меня изумляли, завораживали, заставляя каменеть и задерживать дыхание, боясь даже моргнуть, боясь хоть на миг закрыть слезящиеся уже глаза, пока не будет окончена эта пьеса - вдруг спугну, вдруг исчезнет? Они гипнотизировали меня, заставляя вглядываться в образы раз за разом, пытаясь понять.

Я хотел понять душу Маэстро (с)

Эта сопричастность творению заставляет думать, что не все еще потеряно. Что у нас еще есть шанс.

@темы: мосты, вера

00:56 

Шестьдесят девять.

Sincerely yours
Мне так хочется распахивать окна настежь, Безымянный. В них светит такое невозможное солнце. Даже сейчас, когда уже давно темно, мне кажется, что в легких золотистых занавесках этой комнаты запуталось несколько лучиков.

Впервые за долгое время я не могу сказать, что мне нравится больше - день или ночь. Дни сейчас сами как воздух - чистые, прозрачные, напоенные свежестью и ожиданием чего-то большего. Тонкая верхняя "фа". Ночи - как "Querer" Цирка дю Солей: стремительное танго, легкая хрипотца в голосе и отчего-то почти августовская духота. Густая нижняя "ля".

И во всем - откровенная, неприкрытая ничем надежда. Такой всепоглощающей, жадной надежды, раздирающей грудную клетку и заставляющую просыпаться от одного своего присутствия, я за собой не помню. Мне хочется лететь, и часто кажется, что только пара шагов отделяет меня от неба.

Открой окна шире, распахни дверь, Безымянный. Весна в Моем Городе.

@темы: вера, звезды

19:01 

Шестьдесят восемь.

Sincerely yours
Следи за мной, Безымянный. Смотри, как я беру с каминной полки стеклянный масляный фонарик и зажигаю в нем фитиль. А потом вытягиваю руку перед собой и разжимаю пальцы.

И он летит вниз.

И у тебя нет и доли секунды на раздумья. А я отчетливо вижу, как все вокруг летит вслед за фонарем. Я пред-слышу звон, когда все разобьется. Он преследует меня уже давно. Я пред-чувствую жар от огня, так легко бегущего по разлитому маслу и деревянному полу, и остроту осколков под босыми ногами.

Помнишь, у тебя нет ни доли секунды на сомнения.

Поймаешь?

@темы: ангелы-хранители, вера

22:03 

Шестьдесят семь.

Sincerely yours
Весь сюрреализм этого мира, дорогой мой Безымянный, открывается нам постепенно.

В младенчестве мы еще знаем, что он есть. В детстве верим в то, что можем играть по правилам, что какие-то правила вообще существуют. Чем старше мы становимся, чем яснее убеждаемся: правил нет и никогда не было, наносное это, притворное. А то, что почти все пытаются их создать, установить хоть какие-то пределы нелепости - нам так проще жить.

Мы привыкли к роли творцов, мы считаем себя венцом творения, а между тем чем мы лучше тех же муравьев, с завидным упорством строящих свои муравейники? У них получилось то, чего не смогли за семьдесят лет воплотить люди нашей страны - у них все общее на деле.

Не останавливай меня, дай договорить.

Мы привыкли считать, что нам все можно, и именно поэтому мы решаемся устанавливать свои рамки. Вряд ли кто-то еще на этой планете задумывается о том, что не стоит ловить вот эту рыбу, потому что она на нересте. Мы считаем себя самыми умными, а потому позволяем себе относиться со снисхождением к остальному миру. И растерянно хлопаем глазами каждый раз, когда что-то "выходит из-под контроля".

Нет никакого контроля, милый. Нет никаких правил. Есть только наши иллюзии.

@темы: вера

21:07 

Шестьдесят четыре.

Sincerely yours
Знаешь, Безымянный, главная проблема даже не в том, что в последнее время куда-то исчезают маяки. Что они растворяются в туманной осенней дымке, и свет прожекторов не пробивает тугой воздух. Нет, проблема не в этом.

Проблема в том, что никак не выходит плыть не по ним, а по компасу, по звездам, да хоть по собственному наитию - только без них! Не хватает желания, умения, желания приобрести это самое умение и - главное - смелости наконец-то попытаться выяснить, куда должен причалить твой корабль.

Слишком страшно признаться себе, что без маяков ты ничто. Потому что хочется быть - чем-то.

@темы: вера, звезды

00:27 

Шестьдесят два.

Sincerely yours
Этой маленькой девочке постоянно хочется тепла.

@темы: вера

23:32 

Шестьдесят один.

Sincerely yours
Я иногда думаю, что самое важное, самое по-настоящему необходимое людям качество - это способность решаться. На что угодно: хоть на полет в космос, хоть на преодоление собственной лени. И еще большой вопрос, на что решиться сложнее.

Только тот, кто решается бросить все - пусть даже "все" в данном конкретном случае означает всего лишь тепло насиженного кресла и хороший фильм - начинает видеть и понимать что-то новое.
Только тот, кто решается однажды прямо высказать свое мнение, может перейти свой личный Рубикон.
Только тот, кто решается оставить уютные привычки, может найти собственное солнце.

Жаль только, что чаще всего мы предпочитаем то самое теплое кресло пугающей на первый взгляд неизвестности. Нас останавливает мысль, что изменения могут произойти совсем не к лучшему. Мы почему-то никак не можем осознать, что и без нашего содействия все может мгновенно измениться в худшую сторону. И даже те, кто считает, что придерживается присказки "лучше жалеть о том, что сделал, чем о несделанном" далеко не всегда верны этому принципу.

Конечно, думать, что все наладится само собой или что все останется "по-прежнему хорошо" очень привлекательно. Но неужели всем нам так нравится обманывать самих себя?

Чего-либо достигают только те, кто умеет начинать все с начала, даже когда очень страшно.

Только с теми, кто решается верить в чудеса, они действительно происходят.

@темы: вера

00:57 

Пятьдесят восемь.

Sincerely yours
Тебе не кажется, Безымянный, что раньше было... проще? Почему-то говорить было легче, слова не застревали в пальцах, а выходили наружу. Я спрашивала, ты отвечал. Я говорила, ты слушал. А сейчас мы молчим. Оба.

Мне нелегко даже сознаваться в этом. Мне слишком много постоянно надо тебе сказать - и я не знаю, с чего начать, я теряюсь, мысли перебивают друг друга, не находя выхода. Но самое главное - чувства. Почему, ну почему они заставляют меня замолкать?

Я пишу тебе стихи, но не показываю. Они безрассудны. Их смысл теряется в то мгновение, когда я дописываю последнее слово.

Я теряюсь в запахе роз на моем столе. Я теряюсь в вопросах. Наивная, я полагала, что за такой короткий срок смогу найи хотя бы какие-то ответы. Мне казалось, я сумею что-то - нет, не изменить - увидеть под твоим углом зрения. Но вместо этого я молчу. Я не могу задать ни единого вопроса.

И я скучаю. Но не смею об этом сказать. Совсем как тогда.

Лето близится к осени.

@темы: мосты, вера

00:48 

Пятьдесят шесть.

Sincerely yours
А знаешь, Безымянный, я никогда не любила круги. Мне всегда были ближе многоугольники. Для меня круг - это символ вечности, но в самом неприятном ее смысле, символ замкнутости, невозможности выхода, бессилия. Я вообще не люблю слово "вечность": от него веет ложным пафосом, ветром над пустынными равнинами и, пожалуй, неуверенностью. Зато люблю слово "всегда": пусть оно звучит проще, но оно излучает твердость и решимость держать обещания.

Но как-то так случается, что в моей жизни - а может, даже в нашей жизни - все чаще появляются круги.

Круглый стадион, беговая дорожка, несутся друг за другом чувства и разум, не в силах догнать, не в силах соединиться и закончить наконец этот марафон.

Ты верно тогда сказал: когда счастье отдаляется, его хочется вернуть в еще большем размере. Но чаще всего результатом становится отсрочка.

Я запуталась, Безымянный. Слишком много как-то навалилось в последнее время. И я понимаю, что помощи ждать не надо, потому что решать должна только я сама, но мне все равно очень хочется советов.

И если это называют взрослой жизнью, то я совсем не хочу взрослеть.

@темы: вера

23:42 

Пятьдесят четыре.

Sincerely yours
Садись, Безымянный. Садись, поговорим. Давно мы с тобой не разговаривали вот так - спокойно, тихо, размеренно, вне полуистеричного состояния. Когда я успела приобрести эту полуистеричность как постоянное качество? Мне кажется, раньше я была горазо более... мирной?

Заваривай чай, милый, бери любимую большую кружку, вдыхай запах горячей мяты и лимонную кислинку. Я сниму домашние тапочки и вытяну ноги к камину, и мы будем долго смотреть, как охровые в темноте язычки огня пляшут за чугунной решеткой, а их отблески то и дело пробегают по непрозрачному стеклу графина с терпким красным вином. Самое главное сейчас - не спугнуть настроение.

Ты чувствуешь, вся комната пропитана еле слышной свежестью? - это пять желтых тюльпанов у меня на столе, и еще три красных тюльпана и семь алых роз - на тумбочке, и еще веточка мимозы в тонкой изящной вазе на окне. Здесь, в Моем Городе, весна началась как-то незаметно, а я в ней живу уже несколько месяцев, с того самого момента, как сделала первый шаг в далекой, маленькой, но очень яркой стране. А сегодня шел такой снег, какого мы все не могли допроситься на Новый Год: пушистые крупные хлопья за ночь покрыли все вокруг, и абсолютно не верилось, что вообще-то март.

А знаешь, я скучаю по тебе. По тебе всякому. По нашим разговорам, по взаимным молчаниям, по рукам, песням и - особенно - по глазам. И по чаю, конечно - горячему, мятному. Он будто связующая линия между всеми частичками тебя.

А какой вечер будет сегодня, и чем он будет наполнен - решать только тебе.

@темы: ангелы-хранители, вера, звезды, мосты

22:43 

Пятьдесят три.

Sincerely yours
Скажи мне, Безымянный, как ты относишься к людям? Порой мне кажется, что все частички тебя одинаково циничны и не приемлют человечество как класс. Люди для тебя слишком низки, слишком бесчестны, у них слишком замыленный взгляд на мир вокруг. Слишком, слишком, слишком...

А я, знаешь ли, так не умею. Не могу и не хочу.
Изначально ты мой друг, у тебя есть все, чтобы это изменить. (с)
Мне люди милы. Я в каждом человеке вижу что-то особенное, не всегда светлое, но свое, интересное. И считаю, что к каждому можно найти свой подход. Каждому - от слова "совсем".

А я, Безымянный. Как ты относишься ко мне тогда? Ведь я тоже - "из них".
Как к очередному экземпляру, пусть и достаточно удачному? Этакая подопытная зверюшка, за которой можно наблюдать и делать не всегда самые правильные выводы.

Но самое главное - я не понимаю, как я сама могу это принимать в тебе. А ведь принимаю, хотя иногда и пытаюсь остановиться и подумать. Смотрю на это сквозь пальцы, сквозь полуопущенные ресницы, каждый раз пытаясь оправдать тебя новыми способами. Не видел, не узнал, не повезло.

И вопрос в том, не пора ли прекратить так делать.

@темы: вера

22:40 

Сорок девять.

Sincerely yours
Сегодня на улице и дождь, и солнце, и не успеваешь просохнуть, как тут же снова вымокаешь до нитки. Серые сапоги Осеннего Лорда зачерпывают воду из луж, и она разлетается мелкими брызгами вокруг, оседая на одежде и лицах. Осенний Лорд гордо шагает по Моему Городу, крепко сжимая в руке нераскрытый зонтик, счастливо улыбаясь тучам, усмехаясь над натянувшими капюшоны людьми.

А я снова сижу здесь, отогреваюсь у камина, и почти невозможно представить, что еще несколько часов назад были и лужи, и рябь от дождя, и насквозь промокшая куртка. И эта невероятная, нереальная, чуть пожухшая зелень совсем близко, а потом - солнце и,кажется, даже чай. И все это в таком водовороте эмоций, что я и описать тебе толком не могу, Безымянный.

Эта осень странная настолько, что перед ней даже немножко меркнет та, четырехлетней (неужели уже столько?) давности. Тогда, правда, погода была совсем еще летняя, а вечера казались длинными. Все, кроме одного. Сегодня же дождь - лучший собеседник, и советчик, и друг.

Возможно ли это - ощущать теплые капли на совсем сухом лице? Нет, я не буду плакать. Эта грусть - светлая. Ты еще вернешься.

@темы: ангелы-хранители, вера

00:25 

Тридцать четыре.

Sincerely yours
Садись поудобнее, Безымянный. Я расскажу тебе.

Он работал художником. Хотя нет. Он художником просто был. Подрабатывал где придется - рисовал плакаты, верстал газеты - но это все по ночам. А днем стоял на Арбате, прислонившись к дому Пушкина, всегда одетый в старые джинсы и рубашку на выпуск.

Он вглядывался в лица. Люди проходили мимо, иногда скользили по нему невидящим взглядом, иногда улыбались ему, иногда хмурились. Некоторые почему-то выбирали именно его, подходили и просили нарисовать портрет. Он брал в руки карандаш или уголь и садился на раскладную табуретку. Всегда перекидывался несколькими фразами с позировавшим - создавал свое ощущение. Затем рисовал.

Из-под его рук выходили портреты ангелов - старых, молодых, уставших, воодушевленных... Люди критично осматривали рисунки с выражением лица, которое он про себя называл "Я-смог-бы-лучше", платили и уходили.

Он удивлялся, что люди узнавали в портретах себя. Его это забавляло.

Он был поэтом. Писал статьи об ущемлении прав меньшинств, о глобальном потеплении, о международном терроризме... А по ночам садился на кухне и быстро, отрывисто писал несколько строчек на блокнотном листе - обо всем, что тревожило.

Он вслушивался в разговоры. Искал сюжеты и вдохновения по автобусным остановкам, по глазам старушек на лавочках. Его часто просили написать стихотворения в честь кого-то. День рождения, свадьба, годовщины... Он брал в руки карандаш и набрасывал очередной акроним. Парой неоригинальных эпитетов, одним сочетанием несочетаемого, беглым взглядом поверх страницы.

В его словах слышались строки скрижалей - строгих, запрещающих, милующих, подающих. Люди слушали с вдохновенными, как им казалось, лицами, а потом говорили со слезами на глаза: "Как Вы метко описали...".

Он удивлялся, что люди узнавали в стихах себя. Его это забавляло.

Он был музыкантом. Стоял в переходе между Охотным рядом и Театральной и наигрывал известные партии для толп, проходивших мимо. Некоторые бросали ему монеты. Иногда - очень редко - шелестела бумага. Он улыбался и кивал головой прохожим. Нередко его просили сыграть что-нибудь особенное, "для души", как говорили люди. Тогда он снова брался за смычок и играл "для души", потому что за это платили.

А на рассветах он выходил на крышу московского дома и перебирал в струнах ветер, взлетал недоработанными пассажами вверх - и одной мгновенной нотой сбрасывался вниз, чтобы подхватить мелодию неяркой протяжной ладонью. В его игре сливались райские кущи и город. Но люди требовали, чтобы он прекратил "эти упражнения".

Он удивлялся, что люди не узнавали истинной крастоы. Его это огорчало.

Он был... а впрочем, какая разница. Главное - он просто был.

@темы: память, ангелы-хранители, вера

22:58 

Тридцать три.

Sincerely yours
Любишь ли ты Город? Любишь ли ты Этот Город, Безымянный, как люблю его я? Любишь ли ты его до одури, до перехваченного дыхания, до замирания сердца?..

Нет? А вот мое сердце каждый раз делает кульбиты, когда я слышу многоголосье пробки на Моховой.И кремлевские набережные, и неосвещенные подворотни спальных районов...

Наверное, это именно то совпадение по духу, которого многие ищут всю жизнь. Мне, наверное, несказанно повезло. Да что там наверное - точно. Мне сложно даже представить себе, что когда-нибудь я могу отсюда уехать.

Каждое утро у Вечного Огня в Александровском стоит смешная толпа смешных японцев. Объехать весь мир за десять дней отпуска - а что можно понять о Моем Городе за десять дней? За год? В Моей Городе нужно уметь жить - так, чтобы он сам тебя принял и раскрылся.

За несколько последних лет я поняла, что это удается далеко не всем. Я счастливый человек.

Да, именно так. Я счастливый человек. Правда, смешно и замыленно звучит эта простая фраза?

Ты пей, милый, пей. Не жди, пока чай остынет.

@темы: вера

18:47 

Двадцать два.

Sincerely yours
Я боюсь смотреть тебе в глаза.

Я боюсь вечера вместе.

Я боюсь участливого голоса.

Я боюсь понимающего взгляда.

Я боюсь своей слабости.

@темы: вуаль, ангелы-хранители, вера

19:35 

Двадцать один.

Sincerely yours
Изначально - ты мой друг, у тебя есть все, чтобы изменить это (с)


Когда шум дождя становится нестерпимым, клавиши пианино не подчиняются деревянным пальцам, а книги кончаются; когда необъяснимо страшно выйти на улицу, но сидеть взаперти еще страшней; когда звезды и ветер отказываются слушать - я иду сюда. К тебе, мой милый Безымянный. В эту отдушину, где можно говорить только с тобой - и плакать, когда хочется.

Я, наверное, никогда не смогу объяснить, зачем была начата эта история. Почему я не могу говорить на те же темы - там. Если бы я знала, чем обернется невинная затея - я никогда не начала бы этот дневник.

Я разделяюсь на две неравные части. За окном все замерло перед грозой.

Я вспоминаю письма. Наполненные нежностью, теплом, искренностью, трогательно-смешные; явно преувеличенные, пафосные, почти не вызывающие чувств; дежурные, в пару строк - почему-то причиняющие больше боли, чем все остальные.

Шелест бумаги, когда ведешь по ней рукой, и пальцы сами затверженно выписывают буквы. Но рука дрожит, мысли путаются, и отчаянно хочется курить. Дни, недели, которыми пытаешься подобрать нужные выражения - но когда садишься за стол, рука будто пишет сама. И ты потом с удивлением читаешь то, что вышло - кажется, даже по твоей воле. Кажется, даже именно это ты хотел сказать. Но ты решительно перечеркиваешь последний абзац, ставишь точку, добавляешь несколько дежурных улыбчивых фраз. Переписываешь на чистовик, кладешь в конверт, аккуратно надписываешь адрес - и опускаешь в ящик, стараясь не думать о том, что такие письма, наверное, тоже для кого-то болезнены. В который раз сожалеешь, что не можешь перевязать лентой и запечатать сургучом - не для надежности. Просто так было бы красивее.

Я раздражаю саму себя. Мне кажется, что монологи неискренни и напыщены. Мне кажется, что я прошу жалеть меня - а иначе говорить не получается. Прости меня за это, мой слушатель. Я пойму, если ты меня прервешь.

@темы: мосты, вера

10:38 

Семнадцать.

Sincerely yours
Я в последнее время много говорю, мой друг. Говорю о погоде, об атлантических циклонах, о книгах, о слезах, об истории, душах, факультетах, цветах, словах и солнцах. Сплетая слова в образы, разворачивая перед собеседником то тонкий шелк, то шерстяную вязку, то полупрозрачное кружево... Но это совсем другой разговор.

Одна из тем долго вертелась на языке. Вчера, наверное, она достигла своего апогея - и я снова зову тебя. Зову, чтобы рассказать о всем, что тревожит или тревожило, упокаивало, волновало, завтавляло замирать на месте или биться сердце быстрее. А сегодня - о свободе.

Ах, как же хотелось быть свободной. Как много говорилось про внутреннюю свободу. И все средства быди хороши, чтобы избавится от очередного табу, принципа, предрассудка. Как восхитительно было почувствовать, что там, куда я заплыла, вообще нет никаких буйков и ограждений. Что можно плыть даже не в любом направлении - нет, во всех одновременно. Как будоражила меня эта многовекторность. Как снисходительно можно было говорить про черное и белое с теми, кто не различает цвета. Кричать "долой бинарные оппозиции". Я так и не смогла к ней привыкнуть, к этой свободе с большой буквы эс.

Свобода - это когда тебе некуда плыть. Нет тех берегов, которые ты хотел бы повидать, на которые желал бы ступить. Когда ничто не держит - и ничто не манит. Туда, откуда ты приплыл, тебе никогда не вернуться. Ты потерялся. Ты одинок. И самые близкие люди сходят с ума от тревоги, а твой окен бесконечно простирается вглубь тебя самого. И ты ловишь себя на том, что не можешь смотреть в глаза своему зеркальному двойнику, потому что не желаешь видеть эти темные воды, в которых тебе барахтаться ныне и присно и во веки веков - барахтаться, да так и не захлебнуться.

Ты когда-то говорил мне что-то подобное, помнишь? Теперь я начинаю тебя понимать.

Свобода - это то, от чего ждешь силы, а получаешь беспомощность. Не верь тем, кто говорит, что нет ничего слаще.Они искали, но не нашли. Они нашли, но еще не поняли что. Они пока пребывают в эйфории. Мчаться на мотоцикле, парить как птица, быть вольным охотником - это не свобода. Это - избавиться от одного и приобрести взамен что-то другое. Свобода - это космический холод. Это - не иметь вообще ничего. Не в буквальном смысле, а там, с своем внутреннем океане, где ты дрейфуешь, голый, бессонный, бездыханный. Это оттуда Майлз Дэвис играет нам "Лифт на эшафот". Это оттуда Малевич шлет нам пустые конверты. А нам, простым смертным, - нам туда не надо.

Не так ли, Безымянный?

@темы: мосты, вера

18:37 

Шестнадцать.

Sincerely yours
И луна. И тихий серебристый свет. И кружка остывшего кофе на полу.
Только бы видеть.

...אני אוהבת אותך

@темы: ангелы-хранители, вера

19:00 

Пятнадцать.

Sincerely yours
Черт, ты бы знал, мой милый собеседник, как мне надоела эта жизнь. Нет, спокойно, не надо хвататься за сердце и за мою руку. Я не собираюсь причинять себе вред. Уже пробовала. Хватит.

Знаешь, как всегда все было? Милая девочка. Отличница. Талантливая. Гордость родителей. Отбоя нет от поклонников. Но - все всегда было слишком правильно. И ты даже не можешь себе представить, насколько это раздражает.

Я читаю книги, я вижу слова - я слушаю чужие судьбы. В каждой из них что-нибудь не так. И я восторгаюсь теми людьми, которые сумели пережить чуть больше, чем заготовлено обычно. Молчи, не перебивай.

Я нахожу в себе силы делать вид, что что-то не так, как обычно. Но сама-то понимаю: все как всегда. как всегда было. Наверное, из-за этого я так хорошо чувствовала себя прошлым летом. Ощущение подвешенности в воздухе. Неопределенности. Неизвестности. Наконец-то. Хоть что-то в этой жизни не запланировано изначально. И что в результате? Оказалось, что это только еще одна ступенька в том же монотонном пути.

Бывает и так. Родишь ребенка, а он поэт. Ты его кормишь грудью, на руках в туалет носишь, когда у него жар, тратишь на него все деньги и все свободное время. Мечтаешь, что будет у него школа с золотой медалью, работа интересная, красивый автомобиль, веселая свадьба, трое детишек и собака. А он, сука, вырастает поэтом, и все у него плохо. (с)

А хочется не сидеть в квартире и не трястись за экзамен, зубря дела давно минувших дней. Хочется пить горькую, курить "Беломор" и плевать на общественное мнение. Хочется научиться наконец играть на гитаре и выбираться на сходки абсолютно незнакомых людей. Хочется ходить по городу босиком, в драных джинсах и без паспорта. Хочется сидеть в обезьянниках и горланить там песни всю ночь. И иногда собираться с компанией таких же, как ты в пустой квартире, где есть только 2 стула, старая газовая плита, кровать, кастрюля, вилка, бетонные стены и пол и одинокая лампочка без абажура под самым потолком, а на стене почему-то нарисовано дерево без листьев. Хочется сидеть в кругу и по очереди отхлебывать самого дешевого портвейна из горла, и откусывать с той одинокой вилки сосиску. Хочется напиваться до беспамятства и спать вповалку на кровати, где и вдвоем-то уместиться сложно. Хочется дурацкой пьяной любви с человеком, чьего имени не знаешь и даже не потрудился спросить - зачем, ведь вы все равно больше не встретитесь после этой ночи.

И больше всего - хочется знания, что на этой буханке хлеба деньги закончились и в ближайшие две, а то и три недели не предвидятся. И в запасе - только батарея портвейна и водки. И ходить голодными, пошатываясь от количества выпитого, целоваться, лежа под стенами Кремля в Александровском. И знать, что однажды в какой-нибудь очередной подворотне нас прикончат, а ведь нам не будет еще и двадцати пяти. И - Господи, как же хочется! - плюнуть на все.

Но вместо этого - спряжения глаголов, языки, история и путь к светлому стабильному будущему. Как мне это надоело.

Я знаю, что это истерика, Безымянный. Ну не срывайся хоть ты. Я поправлюсь. Мне уже лучше. Дай, пожалуйста, кружку.

@темы: вуаль, вера

Закрытая запись

главная