• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вуаль (список заголовков)
18:50 

Один.

Sincerely yours
Один на один с собой и теми, кто никогда не узнает меня в этом имени.
Кроме тех, кого позовут.
Отдушина, где можно не думать о том, что подумают обо мне читатели.
Добро пожаловать, мой бесплотный собеседник.

@темы: вуаль, мосты

22:36 

Четыре.

Sincerely yours
Решил снова зайти? Ну проходи, присаживайся. Нет, мята не появилась. Зато есть оставшийся с Пасхи кагор.

А на Пасху ведь как хорошо было... Крестный ход, свечи, пение,ночь. Очень хотелось чуда, праздника, очень надо было хоть кому-нибудь да помочь. Люди шли, вспоминали псалмы, славили Господа в сто голосов. А потом... она, церковь, куполами ввысь - только глянешь - и так хорошо! И только наутро все всмпомнили, что позолоту куполов давно пора обновить, а иконы починить. Но какое это имеет значение, когда в этом мире есть только ты и Бог?

Не качай так головой, не смейся. Вера меня очень часто спасала и раньше, и продолжает сейчас. И это не обязательно должна быть вера в Бога/высшие силы/Свет/лунную призму (нужное подчеркнуть). Это может быть вера, например, в красоту.

Но я всегда верила в человека. Хотя не знаю, можно ли назвать тебя человеком? Извини,я не хотела. Прокашляйся. Ну, все в порядке? Не извиняйся, что ты.

Сначала я верила в своего ангела. Он приходил ко мне редко, резкими, оборванными полуфразами и неизменной подписью в пару букв. Он прилетал во сне, укрывал меня темным пологом и спокойствием, а я грелась в холоде его рук. Он до сих пор со мной, и потому я улыбаюсь - ностальгически.

Потом было солнце, солнечный зайчик. Она всегда была со мной, я знала, что в любой момент могу ей рассказать все, что только захочу - и она выслушает. Нет, не поймет - мы с ней слишком разные, чтобы понимать друг друга - но выслушает, задумчиво склонит голову на бок и попытается понять. Она все еще со мной, и потому я улыбаюсь - легко.

А потом пришел ты нынешний. Или нынешняя. Я, наверное, все-таки чуть-чуть запуталась, ведь ты для меня очень сложный. Не смотри так серьезно, воспринимай это с улыбкой - я же улыбаюсь - нежно.

Знаешь, что-то я устала сегодня. Наверное, тебе уже пора идти? Нет, прости, Безымянный, но сегодня нам с тобой не по пути. Приходи завтра - заварим мяты, сядем рядышком в тишине, и я буду весь вечер тебе рассказывать, почему ты мне дорог и чем.

@темы: вуаль, память, ангелы-хранители, мосты, вера

21:44 

Шесть.

Sincerely yours
Ты помнишь, Безымянный, что в шестой день Бог сотворил человека? Ой, прости, забыла - конечно, можно, мята на столе...

Не говорится что-то мне сегодня. Слишком многое сокровенное выходит в последнее время. Мне тяжело раскрываться сразу.

Давай сегодня просто посидим в тишине и в запахе мяты.

@темы: вуаль

22:45 

Девять.

Sincerely yours
Сложно мне без тебя стало, Безымянный. Некому выговариваться, не с кем сидеть вечерами и пить чай с мятой. Не к кому спрятаться под крыло, когда нужна поддержка и защита. Только ты у меня есть. Только полумифический персонаж, который каждый день приходит к моей двери просто чтобы выслушать и понять.

Мне кажется, что я растворяюсь. Нет - уже растворилась. В том, кого я называю этим нелепым прозвищем, в тебе. Я пропитана тобой насквозь, как хороший торт - коньяком.

Да, можешь называть это зависимостью. Почти наркотиком. Нет - уже наркотиком. Чем дальше - тем больше. Хотя, казалось бы, дозы постепенно уменьшаются. И вроде бы кажется, что почти излечилась- так нет, наступает то, что вполне можно именовать ломкой. И знаешь, в таком состоянии ломки по тебе я живу уже полгода.

Лекарство существует - мне нужен пристальный взгляд, несколько слов, тепло твоей ладони в моей. Наверное, я сама себя накрутила. Этот образ настойчиво приходит ко мне каждый раз, когда я не занята чем-то действительно важным, не поглощена делом полностью. Да, поэтому я методично забиваю свое и без того не хватающее ни на что время новыми делами. Потому что за ними не слышно этого голоса, не видно старательно наведенного морока. И не надо прикусывать губу, оставляя на ней новую отметину.

Кто-то из тебя когда-то сказал: "Любить кого-то и умирать по кому-то - разные вещи". Я не претендую на то, что это любовь. Но умирать - я знаю, каково это. Так уже было - два года назад. И теперь я снова ясно чувствую, как к горлу подкатывает это ощущение не-существования без тебя.

Ты уж прости, милый, что выкладываю все как есть, напрямую. Просто я слишком долго молчала, и теперь слова не слушаются и сами покидают меня. Для того я и создала этот маленький мирок.

А ты пей свой чай, Безымянный. Боюсь, ты здесь теперь надолго.

@темы: вуаль, ангелы-хранители, мосты

20:30 

Одиннадцать.

Sincerely yours
Садись, Безымянный, заваривай чай,
госпожой и вассалом меня величай,
наблюдай исподлобья, словами шурши,
угадывай в позе - движенья души.

Весна за окошком, а в мыслях - метель,
и нету звезды, что постелит постель,
нет той, что спокойно качает всю ночь
у детской кроватки капризную дочь.

Садись, Безымянный. Ты там, а я тут.
И пусть говорят - "расстоянье" - все врут.
Не зависть, незнанье - ну что же, терпи,
ведь сам говорил - не уйдешь от судьбы.

Все ярче и ярче, светлей и светлей -
садись, Безымянный, и чаю налей -
закатное небо и листья в окне.
Не бойся, мой милый, не плачь обо мне.

Ты вольная птица - пора уж понять,
ты здесь и повсюду, и все же - опять
Пройду и задену рукав невзначай...
Садись, мой любимый, заваривай чай.

@темы: вуаль, мосты, вера

15:17 

Четырнадцать.

Sincerely yours
Мы друг за друга горой. Но если надо будет выбирать, кого спасать первым - она выберет его.


Здравствуй, Безымянный. Садись. Давай немножко помолчим...

- Эй? Ты плохо себя чувствуешь?
- Да нет, все нормально.
- А ну иди сюда.


За последние полгода ты впервые настолько реален. Я снова чувствую твое присутствие за своей спиной. Почти-уверенный взгляд. И ладонь в ладони. Как вера в то, что все будет хорошо. Как надежда на самое лучшее. Как холодной рукой на горячий лоб.

- Все будет хорошо. Да?
- Угу...


Как рассказать, что такое нежность? Это искрящиеся глаза. Это сбившиеся прядки. Это возможность и желание слушать. Я закрываю глаза - потому что в темноте ощущения слышны намного четче.

- Ну ты как?
- Лучше.


Нежность - это умение нарочно придавив собственный хвост, улыбнуться и предложить мятного чаю. Это терпение и терпимость. Это почему-то еле уловимый медовый запах в комнате. А может, это просто потому что лето...

- В общем, мы объяснились.


Нежность - это совсем немного слов. Потому что они не нужны. Совсем. Это атмосфера. Это просто сидеть на полу и смотреть на твои руки.

- Я не люблю прощаться на улице. Так что давай здесь.


Не вздыхай, не надо. Вот, возьми лучше кружку. Мята сегодня особенно ароматная...

@темы: звезды, вуаль, память, ангелы-хранители, мосты, вера

19:00 

Пятнадцать.

Sincerely yours
Черт, ты бы знал, мой милый собеседник, как мне надоела эта жизнь. Нет, спокойно, не надо хвататься за сердце и за мою руку. Я не собираюсь причинять себе вред. Уже пробовала. Хватит.

Знаешь, как всегда все было? Милая девочка. Отличница. Талантливая. Гордость родителей. Отбоя нет от поклонников. Но - все всегда было слишком правильно. И ты даже не можешь себе представить, насколько это раздражает.

Я читаю книги, я вижу слова - я слушаю чужие судьбы. В каждой из них что-нибудь не так. И я восторгаюсь теми людьми, которые сумели пережить чуть больше, чем заготовлено обычно. Молчи, не перебивай.

Я нахожу в себе силы делать вид, что что-то не так, как обычно. Но сама-то понимаю: все как всегда. как всегда было. Наверное, из-за этого я так хорошо чувствовала себя прошлым летом. Ощущение подвешенности в воздухе. Неопределенности. Неизвестности. Наконец-то. Хоть что-то в этой жизни не запланировано изначально. И что в результате? Оказалось, что это только еще одна ступенька в том же монотонном пути.

Бывает и так. Родишь ребенка, а он поэт. Ты его кормишь грудью, на руках в туалет носишь, когда у него жар, тратишь на него все деньги и все свободное время. Мечтаешь, что будет у него школа с золотой медалью, работа интересная, красивый автомобиль, веселая свадьба, трое детишек и собака. А он, сука, вырастает поэтом, и все у него плохо. (с)

А хочется не сидеть в квартире и не трястись за экзамен, зубря дела давно минувших дней. Хочется пить горькую, курить "Беломор" и плевать на общественное мнение. Хочется научиться наконец играть на гитаре и выбираться на сходки абсолютно незнакомых людей. Хочется ходить по городу босиком, в драных джинсах и без паспорта. Хочется сидеть в обезьянниках и горланить там песни всю ночь. И иногда собираться с компанией таких же, как ты в пустой квартире, где есть только 2 стула, старая газовая плита, кровать, кастрюля, вилка, бетонные стены и пол и одинокая лампочка без абажура под самым потолком, а на стене почему-то нарисовано дерево без листьев. Хочется сидеть в кругу и по очереди отхлебывать самого дешевого портвейна из горла, и откусывать с той одинокой вилки сосиску. Хочется напиваться до беспамятства и спать вповалку на кровати, где и вдвоем-то уместиться сложно. Хочется дурацкой пьяной любви с человеком, чьего имени не знаешь и даже не потрудился спросить - зачем, ведь вы все равно больше не встретитесь после этой ночи.

И больше всего - хочется знания, что на этой буханке хлеба деньги закончились и в ближайшие две, а то и три недели не предвидятся. И в запасе - только батарея портвейна и водки. И ходить голодными, пошатываясь от количества выпитого, целоваться, лежа под стенами Кремля в Александровском. И знать, что однажды в какой-нибудь очередной подворотне нас прикончат, а ведь нам не будет еще и двадцати пяти. И - Господи, как же хочется! - плюнуть на все.

Но вместо этого - спряжения глаголов, языки, история и путь к светлому стабильному будущему. Как мне это надоело.

Я знаю, что это истерика, Безымянный. Ну не срывайся хоть ты. Я поправлюсь. Мне уже лучше. Дай, пожалуйста, кружку.

@темы: вуаль, вера

00:16 

Двадцать.

Sincerely yours
Когда отказываешься от чая с мятой и берешь в руки бутылку Мартини... Мир через эту призму кажется совсем другим. Беды почти растворяются в этой слегка маслянистой прозрачной жидкости со вкусом весенних горьких листьев, лимона и жженого сахара. Чистый, не смешанный ни с чем напиток - сок и минералка только портят вкус.

Наверное, незря когда-то наши предки придумали брожение винограда. Наверное, незря Менделеев открыл формулу водки. Наверное, незря многие поколения греков поклонялись Дионису, а русские не представляли жизнь без бутылки.

Это философия. Смешная, наверное неправильная, но - философия. И иногда к ней очень хочется присоединиться...

Но сейчас - завари-ка мне еще мяты, Безымянный, и просто посиди со мной в тишине.

@темы: вуаль

18:47 

Двадцать два.

Sincerely yours
Я боюсь смотреть тебе в глаза.

Я боюсь вечера вместе.

Я боюсь участливого голоса.

Я боюсь понимающего взгляда.

Я боюсь своей слабости.

@темы: вуаль, ангелы-хранители, вера

12:09 

Двадцать три.

Sincerely yours
Садись поближе, Безымянный. Я буду говорить тихо.

Мне в последнее время снятся очень реальные сны. Чересчур реальные. Мне снятся дорогие и близкие мне люди. Снятся те, кого я давно не видела. Те, за кого волнуюсь. Те, кто просто как-то попал в мои мысли. Мне снятся простейшие фразы, которые наяву заставляют меня вздрагивать.

Я не сплю до раннего утра, встречая рассвет у раскрытого окна. Я не включаю свет в комнате, потому что глаза быстро привыкают к темноте и потому что я не хочу, чтобы меня заметили. Я жалею, что дома нельзя курить - ведь нет курящих людей, и запах будет опознан.

Я выезжаю кататься на велосипеде в 5-6 часов. Езжу по окрестностям. Смотрю, как просыпаются ближайшие деревни - и как спокойно спят дачники. Иногда по дороге мне попадается бродячая кошка - рыжая в черную полоску, как маленький тигр - а иногда за мной увязывается соседский пес.

Здесь хорошо, Безымянный. Тебя только очень не хватает.

Но я терплю.

@темы: вуаль, мосты

21:43 

Двадцать пять.

Sincerely yours
Здравствуй, мой милый Безымянный. Как же давно мы с тобой не виделись - кажется, прошла вечность. Подожди минутку, дай только смахнуть пыль со старого столика да подвинуть поближе скрипящие кресла. Садись, бери любимую кружку с отбитым краем в руки - поговорим.

Как ты? Я слышу грусть и ностальгию. Я вижу, как ты отводишь взгляд и молчишь. Не молчи, поговори со мной. Я так давно тебя не видела.

Знаешь, я начала писать сказки. Совсем детские, наивные и смешные мне самой. И я смеюсь до слез - теплых и искренних. Понимаешь ли ты, как иногда это нужно?

Плачу чаще, чем требуется. Выискиваю для этого какие-то неубедительные поводы.

И вообще мне почему-то очень трудно говорить. Давай нальем еще чаю и посидим рядом в тишине.

@темы: вуаль, ангелы-хранители

21:14 

Двадцать шесть.

Sincerely yours
Здравствуй, Безымянный. Садись, слушай, если еще хочешь.

Мои монологи становятся все более бессмысленными и размытыми, и я сознаю это в полной мере. Но - помнишь? - я поклялась писать здесь только правду и быть по-настоящему честной со всеми, в том числе с самой собой.

Мне хочется писать стихи. Хочется говорить проникновенные и теплые слова - но понимаю, что не можется. Вдохновение убегает вслед за мелодиями "Мельницы" и Бочаровой. Порой мне кажется, что это мои собственные мысли облекаются в ноты... но нет, это лишь слова песни. Всего лишь слова.

А на дворе август, и яркая почти полная луна видна сквозь неплотные занавески небольшой комнатки в столице. Звезды в этом месяце особенно четко складываются в созвездия - Кассиопея, Орион, Майор Урсула - Большая Медведица. Звезда Сириус. Полярная.

Я вспоминаю город, который еще день назад был моим домом. Там ночью тепло, а днем дует прохладный ветер с озера. И все же все ходят в юбках и коротких топах. Там вечером тихо и свежо, и нет ощущения большого города. И постоянно кружится ощущение чего-то приближающегося, вот-вот придущего нечта.

Эмоции срываются. Я нахожу понимание совсем не у тех людей, у которых ожидаю. Полузнакомые, в первый раз увиденные там почему-то сохраняются удивительными и внезапными ощущениями. В них я навсегда оставляю частичку своего солнца.

А ожидаемые отдаляются на недосягаемые расстояния.

Я помню, как ходила по улицам, всматриваясь в лица и вслушиваясь в такую похожую речь.
Яркие вывески чередуются со старыми развалинами домов. Здесь когда-то была еврейская школа. А вот этот дом с наглухо закрытыми ставнями - это синагога.
Боже, как хочется еще чуть-чуть истории!

И вечно не хватало нескольких мгновений во взгляде или жесте - мне неясно, что человек хотел этим сказать.

А я все бродила по улочкам, все вглядывалась в лица, врывалась в чужие разговоры, а в голове звучали цитаты из Борхеса и Кунина.

Боже, как хочется чуть-чуть настоящей, живой реальности! Немного общения. Человека, которому можно рассказать абсолютно все. Такой есть - это ты.

И все же...


@темы: звезды, вуаль

21:17 

Двадцать восемь.

Sincerely yours
Не позволяй мне увлечь тебя перепиской.

Даже если ты не напишешь в ответ ни строчки. Просто не позволяй себе открывать мои письма. Знаешь, что сделают с тобой мои слова?.. Они будут жечь тебя. Ты будешь перечитывать их снова и снова, и каждый раз они будут тебя жечь.

Представь, сегодня мне приснилось: мой дом был во влажном саду, где каждый лист горячо дышал под солнцем. Четыре квадратных таблетки на ночь - и одеяло ласкает, как живое.

Не позволяй мне.

Однажды в письме я пришлю тебе бомбу, которая разорвет твое сердце и забьет осколками душу. Между строк, между слов, между букв - мои письма наполнены двадцать пятыми кадрами.

Сегодня мне снились туманные низины, и огромные светляки с глазами, как вишни, и пронзительные цикады, обступающие муслиновый полог со всех сторон.

А самое главное, не позволяй мне давать тебе имена.

Как только я назову тебя именем, которым никто никогда тебя не звал, от тебя отделится тонкая, невидимая оболочка и сделает шаг мне навстречу. Она заживет своей жизнью. Жизнью, которую я вдохну в нее, и будет жить на моих страницах, и я буду ей владеть. Я поведу ее тайными тропами туда, где дрожат полураскрытые винные цветы, я наполню ее вены гранатовым соком, а ты будешь изнывать от жажды над моими письмами, читая их снова и снова. Знаешь, что там, в моих письмах, в прозрачных конвертах, там спороносная язва и цикады, которые станут звучать у тебя изнутри.

И сейчас, в самый миг, когда эти слова проступают на сетчатке твоих глаз, ты молчишь и почти не дышишь, потому что ты опоздал.

Ты уже мне позволил.

Видишь, как летит на пол керосиновая лампа, как в лопнувшем стекле пляшет живой огонь. Протяни мне мизинец в знак примирения с потерей реальности - и ты увидишь, как чудесно засыпать обманутым, когда мои слова звучат в голове смеющимся эхом.

@темы: вуаль, мосты

11:03 

Двадцать девять.

Sincerely yours
Ты никогда не задумывался, Безымянный, как там - в другой жизни? А я вот часто думаю.

Наливай себе чай, заваривай мяты, садись.

В другой жизни... другая жизнь не случится с нами. Пока она не случится с нами, мы не поверим в нее до конца; а то, во что мы не поверим, с нами не случится. Я блуждаю по кругу и никак не могу себя успокоить.

Сегодня необыкновенно приятный воздух. Как кожа младенца.

В другой жизни! Эти слова сначала внушали такую надежду и так быстро потеряли всякий смысл. Мы с тобой проживем тысячу других жизней, так и не встретившись, а в тысяча первой встретимся, но не узнаем друг друга. А в две тысячи шестой узнаем, но пройдем мимо. А в четыре тысячи пятьсот двадцать девятой встретимся, но в хосписе для раковых больных, где в нашем распоряжении будет два дня и ни одной ночи. А в следующей за следующей другой жизнью встретимся еще раз, но ты будешь негром, а мой отец-плантатор застрелит тебя из винтовки.

Даже думать об этом не хочу. Не напоминай мне о другой жизни.

Я почти не помню твоего лица. Мне это знакомо: сначала лицо стоит перед глазами все время, преследует повсюду. Потом ты впитываешь его в себя, оно расплывается, тает и исчезает. Ты просто носишь его в себе, как вшитый сердечный стимулятор, который владеет тобой целиком, и которого ты никогда не увидишь.

Я почти не помню твоего голоса - я втянула его внутрь, где в моей памяти он будет вечно храниться под грифом "секретно".

То, что я чувствую - одержимость и лихорадка. Неизвестно, существуешь ли ты на самом деле, я не поручусь. Но кто тогда эта темная фигура в дверном проеме?.. Этот взгляд так опасен, что в поле зрения без ущерба для рассудка можно держать только один твой глаз.

Эй, кто-нибудь когда-нибудь видел сразу два глаза?... как это - о ком я?..

Зажмуриться и лететь, лететь среди холодных звезд, и черных дыр, и пустых планет, и брошенных домов, и мертвых детей, и самых грустных вещей во Вселенной. Потому что в такой тоске можно спокойно лететь мимо чего угодно, лететь, и не мерзнуть, и не чувствовать ничего.

Среда, десять пятьдесят четыре, и ты спишь лицом вниз где-то за миллион световых лет отсюда, где-то в другой жизни, дотянуться до которой этой жизни не хватит. И твою спину ласкает дальний свет проезжающих мимо машин, ни в одной из которых нет меня. И ты видишь черно-белые волчьи сны, где среди вересковых пустошей лежат, словно подтаявшее мороженое, холмы, политые лунным светом,как сиропом. И именно там, среди этих пустошей и этих холмов, как раз там меня тоже нет. Ты спишь один - но кто тогда эта темная фигура рядом с тобой?.. Во всяком случае, я никогда ей не буду, потому что в моей жизни может случиться все что угодно, кроме другой жизни.

А впрочем, что это я. Вот ты, сидишь напротив, в старом скрипящем кресле, пьешь мятный чай и молчишь, как обычно. Среда, одиннадцать ноль один, как некстати все, что со мной не произошло. Жалкий свист спущенной шины. Как я буду смеяться, как будем смеяться мы все, когда я вернусь из этого нескончаемого путешествия.

@темы: вуаль, мосты

23:52 

Тридцать.

Sincerely yours
Можно?..
Я напишу тебя на простыне
запахом вмятин, моих поцелуев.
Можно,
буду глотать вечно тающий снег,
двигаясь венами врезанных улиц?
Можно,
буду кричать, если ты не со мной,
в горло мобильного рваным транслитом?!
Можно
я буду сегодняшним сном
в зелени глаз твоих, если ты злишься?..
Можно быть рядом, уткнуться в плечо,
дико почувствовать теплую кожу,
можно не думать уже ни о чем,
только любить тебя.
Только.
Мне
можно?..

(с)Станислав Домбровский

@темы: вуаль

22:53 

Тридцать пять.

Sincerely yours
Прохладно стало, да, Безымянный? Нынешняя осень сполна радует нас холодными вечерами. Так подбрось же березовых полений в камин, пусть в комнате пахнет теплом.

Какая в этом году осень необыкновенная. Прозрачно-дождевая, ветреная, шелковисто-серая. Я люблю такие осени. В них входишь, как в море, когда утром оставляешь пустую квартиру. Это в них так пахнет отчаяньем, что хочется вбирать его полной грудью. Это именно в такие осени уходят поэты. Это именно отсюда Морриконе наигрывает нам Un Stanca Vuota. Это мои осени.

Мои осени начались три года назад.

Боже. Неужели уже прошло три года. Как быстро...

Сколько эмоций было вложено в это время. Волнами, толчками они расходились во все стороны - слишком неравномерно, чтобы можно было сохранить все дорогое. И долгие стоянки "на самом краю", и падения вниз, и взлеты неописуемого восторга...

Клянусь, если бы мне предложили это изменить, я бы отказалась. Клянусь самым дорогим - памятью.

Оставь меня, пожалуйста, мой милый Безымянный. Я не хочу, чтобы ты видел мои слезы.

@темы: вуаль, память

01:13 

Тридцать шесть.

Sincerely yours
Я снова слышу твои шаги и тихий скрип деревянной двери. Садись, наливай себе чая, Безымянный. Нет, не предлагай мне. Я сегодня разбираю воспоминания.

Я открываю дальние антресоли и вдыхаю время, накопившееся в пыли. Я достаю кипы пожелтевшей бумаги, осторожно перелистываю страницы. Вот здесь капелька вдохновения. Здесь - ручеек от невовремя набежавшей слезы. А эти листы склеены чем-то бордовым. Сколько я не пытаюсь убрать их подальше, они всегда оказываются в первых рядах.

Я слышу тихий шелест, еле-внятный хруст бумаги. Она пахнет солью, бесшабашенной радостью, глухим голосом и усмешкой. Я помню моменты, когда держала эти страницы в первый раз. Когда на них ложились строчки - каллиграфически правильные, бегущие по косой, нервно-неровные, перечеркнутые - но главное, мои.

Укладывая очередную страничку на место, успеваю выхватить взглядом несколько слов... И поражаюсь, какой болью они до сих пор отдаются во мне.

Ты умеешь хранить воспоминания так, как нужно? Я - нет. Я сбрасываю их как попало. На некоторые страницы случайно наступаю сама, другие рвутся в чьей-то неосторожной руке. Какие-то пропадают в недрах моих шкафов. Некоторые предпочитаю сжечь. Но почему-то именно эти листы оказываются несгораемыми. И тогда я в сердцах швыряю их в общую стопку и ставлю в дальний угол... откуда они неведомым мне образом перемещаются ближе.

Сегодня я все раскладываю аккуратно. Вот в эту стопку - цветные сны, сюда - обычные, а сюда - кошмары. Эта коробка будет полна воздушными, яркими эмоциями, а на этой я напишу "грусть". И пусть безысходность соседствует с восторгом: может, они наконец найдут общий язык.

Или, может быть, разложить их по моим эпохам? Нет, ты прав, пожалуй не стоит. Ведь в них везде есть связующая нить - ты. Мой человек. Мой ангел-хранитель. Мой полумифический образ, который мне так дорог.

Возможно, и ты когда-нибудь выпьешь последнюю кружку мятного чая, тепло улыбнешься мне напоследок и выйдешь за дверь. Как мне покажется, навсегда. А потом я случайно найду тебя между каким-нибудь стихотворением и радостью от первого снега.

Но это будет еще нескоро, мой милый, ведь правда? Время за полночь, в комнате стоит запах мяты, и огонек приветственно машет полупрозрачным крылом. А значит время еще не пришло. Мы еще можем быть вместе.

@темы: вуаль, память, ангелы-хранители, мосты

18:30 

Сорок один.

Sincerely yours
Невероятно интересно, как можно несколькими словами написать образ. Всего пара штрихов - и уже все ясно. Ты ведь хорошо знаешь, как это делается, правда, Безымянный?

Сигарета, эспрессо, усталость, серый, черное на белом.
Привычка, вкусы, состояние, портрет, необходимость.

В этих ста восьмидесяти минутах - заново прожитая жизнь. В ней молчания всегда было больше, чем разговоров. Но тем ценнее редкие слова. Стоит ли говорить, когда все ясно и так? Нам с тобой все давным-давно известно. Но мы иногда умудряемся друг друга удивлять. Немного, это стоит лишь поднятой брови. Но все же.

Это родство на грани метафизики. Я никогда не признаюсь в нем себе. А ты - себе. Больше - никогда.

Сейчас, в покойном кресле, с чашкой любимого чая в руках, можно поразмышлять о "точках переплетения".Всегда единственным состоянием, дающим связь с людьми, была влюбленность. Влюбленность как попытка продлиться в жизнь другого. Я, наверное, поэтому так люблю тире. Они длиннее других знаков. Там, в точках преплетения, возникали силовые поля такой напряженности, что дышать было горячо, искрило и жалило. Интенсивность жизни в этих точках такова, что живешь в нескольких мирах сразу.
А когда влюбленности совпадают - жить вообще невозможно...

Я помню твои первые слова.
- Итак, моя девочка влюбилась.
Знал бы ты, как я была тебе благодарна и как ненавидела одновременно за этот полушутливый тон. Ты помнишь - бросалась на стены в разных концах собственноручно созданной комнаты. Из конца в конец, каждые несколько минут, только бы не стоять на месте.

Поливала взлелеянные цветы. Только они почему-то не росли. А потом я перестала это замечать.

Так забавно и горько было встретить тебя. Сесть рядом. Выпить по чашке кофе. Смотреть, как ты устало трешь глаза. И говорить на ничего не значащие темы. И молчать иногда, улыбаясь друг другу взглядами.

@темы: вуаль, мосты

21:56 

Сорок три.

Sincerely yours
Знаешь, Безымянный, как это бывает - ищешь человека везде и не находишь его совсем рядом. А потом вдруг, совсем неожиданно - замечаешь. Меня всегда огорчала собственная слепота.

А ведь с чего все начиналось? Книги, книги и только книги. В разговорах, в мыслях, в глазах я читала знакомые строчки. И иногда удивлялась, обнаружив что-то новое в много раз перечитанных словах. Но о таком не стоит говорить, об этом молчат. Молчат так красноречиво, что хочется кричать. Cum tacent, clamant.

И вот, постепенно проступают смутные очертания. Несколько улыбок. Запах чая, кресло; чуть шершавое, шуршащее по ушам звучание полюбившегося языка. Дождь. И снова глаза - многослойные, словно коктейль Лонг Айленд - сладость сверху, горечь ниже, мягкость на дне. А я будто вижу себя со стороны.

Ты знаешь, я все чаще срываюсь на монологи - глубоко где-то внутри, еле слышные. Но гитарные струны и клавиши пианино в такие моменты звучат только минором, а пальцы наотрез отказываются брать мажорные американо-банджовые аккорды. И я не убираю волосы с лица и долго всматриваюсь в ноты, и завидую тем, для кого читать музыкальный язык так же просто, как для меня - стихи Блока.

Это состояние апатии, из которой не выводит даже мятный чай. Даже крепленое вино. И все равно - улыбайся, девочка. Потому что так надо. Потому что рядом другие. Потому что кто же, если не мы. Потому что кофе, крепленое вино и мятный чай. И потому что сейчас, вот именно сейчас, отступать нельзя.

@темы: ангелы-хранители, вуаль

21:26 

Пятьдесят.

Sincerely yours
Я сижу и вглядываюсь в тебя, Безымянный. И все пытаюсь отыскать черты уже почти двухлетней давности, когда ты ощущался так ясно и светло. Подмечаю детали, стараясь не показывать ни узнавания, ни разочарования.

Ты постоянно вертишь что-то в руках. И тонкая сигарета кажется самым логичным продолжением все таких же нервных пальцев. Только раньше они не были настолько бледными.

Ты почему-то стараешься не смотреть в глаза. А когда мы все-таки встречаемся взглядами, я вижу карие звездочки вокруг зрачков. Когда ты смотришь на свет, они становятся еще ярче. Но теперь я не могу назвать этот цвет медовым.

Наши разговоры странны, как никогда, и больше напоминают твой монолог. Я молчу. Я вглядываюсь. Я хочу увидеть.

А когда ты уходишь - чувствую, как подкашиваются ноги, и сводит икры, и глаза щурятся, потому что свет отдается тупой болью где-то в затылке. Выпита, выпотрошена, вспорота.

И быть рядом с тобой таким - невыносимо сложно. Потому что нет тебя прежнего. Как бы я ни пыталась убедить себя в обратном.

@темы: вуаль, память

Закрытая запись

главная