Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:03 

Шестьдесят семь.

Sincerely yours
Весь сюрреализм этого мира, дорогой мой Безымянный, открывается нам постепенно.

В младенчестве мы еще знаем, что он есть. В детстве верим в то, что можем играть по правилам, что какие-то правила вообще существуют. Чем старше мы становимся, чем яснее убеждаемся: правил нет и никогда не было, наносное это, притворное. А то, что почти все пытаются их создать, установить хоть какие-то пределы нелепости - нам так проще жить.

Мы привыкли к роли творцов, мы считаем себя венцом творения, а между тем чем мы лучше тех же муравьев, с завидным упорством строящих свои муравейники? У них получилось то, чего не смогли за семьдесят лет воплотить люди нашей страны - у них все общее на деле.

Не останавливай меня, дай договорить.

Мы привыкли считать, что нам все можно, и именно поэтому мы решаемся устанавливать свои рамки. Вряд ли кто-то еще на этой планете задумывается о том, что не стоит ловить вот эту рыбу, потому что она на нересте. Мы считаем себя самыми умными, а потому позволяем себе относиться со снисхождением к остальному миру. И растерянно хлопаем глазами каждый раз, когда что-то "выходит из-под контроля".

Нет никакого контроля, милый. Нет никаких правил. Есть только наши иллюзии.

@темы: вера

23:50 

Шестьдесят шесть.

Sincerely yours
Поймала себя на иррациональном желании целовать тебя в веки.

Для меня вообще веки - это какая-то совершенно особенная часть тела. Видимо из-за того, что за ними скрываются глаза. Или, может, потому, что когда человек закрывает при тебе глаза, это знак доверия. Поэтому поцелуи в веки мне всегда виделись гораздо более интимными, чем, например, те же губы.

Я знаю, странная логика.

Лавина.
Сметает.

21:24 

Шестьдесят пять.

Sincerely yours
Здравствуй, милый мой. Спасибо за чай - вижу, от чайника уже идет горьковато-свежий пар, и запотевают в комнате окна, за которыми плещется почти настоящая, совсем не декабрьская буря. Не вставай, просто кивни мне молча, и я пойму: ты мне рад.

Вот и промелькнул еще один год. Звонкой капелью, летним разнотравьем, листопадом золотым плеснул в глаза. Пролетела мимо еще одна частичка вечности, а может, и вся она, пахнущая старыми письмами, чернилами и крепленым вином. А ты все еще здесь. Ты здесь, Безымянный, и я каждый раз так удивляюсь, когда вижу тебя, что на мгновение перехватывает дыхание, и где-то между грудью и животом встает комок нежности, которую не высказать, не выплеснуть, не выписать ни одним, даже самым аккуратным, почерком.

В этом году очень многое стало яснее и ближе. Я наконец-то поняла, как это - музыка. Что такое это состояние недвижности, в котором застываешь, едва заслышав первую чуть дрожащую ноту - не в силах ни пошевелиться, ни вздохнуть - лишь бы не спугнуть мелодию. И потом еще долго ходишь, не замечая ничего вокруг, только раз за разом прокручивая в себе это ощущение случайной сопричастности, которое вообще-то было предназначено будто и не совсем для тебя. И насколько это невыразимо прекрасно, когда осознаешь: я так могу.

Я как-то в последнее время снова поверила в себя. Наверное, просто в какой-то момент стало понятно: да, прыгнуть выше головы возможно, если поставить себе такую цель. И самое последнее, что стоит делать - это слушать окружающих, которые утверждают обратно. Стоило это осознать - и снова появилось желание работать, стараться что-то сделать, чего-то достичь, чему-то научиться или даже научить. Потому что иногда, глядя тебе в глаза, я задумываюсь, кто же кого и, главное, чему учит.

А ты, Безымянный? Не смотри на меня с такой иронической улыбкой. Ты ведь тоже очень изменился за этот год - для меня. Сколько черт я раньше не то что не замечала, а даже не думала искать в тебе. И сейчас мне уже сложно представить тебя без этих искорок в темных глазах - понимание, открытость, готовность принять, желание слушать и возможность быть той опорой-всем-наперекор, которая иногда так нужна.

С тобой я раз за разом вспоминаю, что такое забота. Пожалуй, это слово даже можно было бы написать с большой буквы. И знаешь, даже как-то не хочется и не можется объяснять, что такое твоя забота. Это просто то, без чего невозможно жить - как воздух или мятный чай.

И эту кружку мятного чая я сейчас поднимаю за нас, хотя и не принято говорить тосты под такие напитки. Мне слишком хорошо с тобой, мне слишком пусто без тебя, с тобой вообще всегда слишком много "слишком", но пусть лучше счастье будет излишним, чем его не будет вовсе.

С наступающим тебя, милый.

@темы: звезды

21:07 

Шестьдесят четыре.

Sincerely yours
Знаешь, Безымянный, главная проблема даже не в том, что в последнее время куда-то исчезают маяки. Что они растворяются в туманной осенней дымке, и свет прожекторов не пробивает тугой воздух. Нет, проблема не в этом.

Проблема в том, что никак не выходит плыть не по ним, а по компасу, по звездам, да хоть по собственному наитию - только без них! Не хватает желания, умения, желания приобрести это самое умение и - главное - смелости наконец-то попытаться выяснить, куда должен причалить твой корабль.

Слишком страшно признаться себе, что без маяков ты ничто. Потому что хочется быть - чем-то.

@темы: вера, звезды

23:57 

Шестьдесят три.

Sincerely yours
Дай мне впомнить,
как это -
дышать только тобой,
забывая о воздухе.

@темы: ангелы-хранители, память

00:27 

Шестьдесят два.

Sincerely yours
Этой маленькой девочке постоянно хочется тепла.

@темы: вера

23:32 

Шестьдесят один.

Sincerely yours
Я иногда думаю, что самое важное, самое по-настоящему необходимое людям качество - это способность решаться. На что угодно: хоть на полет в космос, хоть на преодоление собственной лени. И еще большой вопрос, на что решиться сложнее.

Только тот, кто решается бросить все - пусть даже "все" в данном конкретном случае означает всего лишь тепло насиженного кресла и хороший фильм - начинает видеть и понимать что-то новое.
Только тот, кто решается однажды прямо высказать свое мнение, может перейти свой личный Рубикон.
Только тот, кто решается оставить уютные привычки, может найти собственное солнце.

Жаль только, что чаще всего мы предпочитаем то самое теплое кресло пугающей на первый взгляд неизвестности. Нас останавливает мысль, что изменения могут произойти совсем не к лучшему. Мы почему-то никак не можем осознать, что и без нашего содействия все может мгновенно измениться в худшую сторону. И даже те, кто считает, что придерживается присказки "лучше жалеть о том, что сделал, чем о несделанном" далеко не всегда верны этому принципу.

Конечно, думать, что все наладится само собой или что все останется "по-прежнему хорошо" очень привлекательно. Но неужели всем нам так нравится обманывать самих себя?

Чего-либо достигают только те, кто умеет начинать все с начала, даже когда очень страшно.

Только с теми, кто решается верить в чудеса, они действительно происходят.

@темы: вера

00:32 

Шестьдесят.

Sincerely yours
Мой милый, милый Безымянный. Знаешь ли ты, сколько раз я влюблялась - в тебя?

Каждый раз.

Я встречала тебя заново и влюблялась - истово, без памяти. В каждую черточку.

Я до сих пор тебя люблю - каждого.

Твои строго-насмешливые взгляды из-под русой челки - ты постоянно пытался откинуть ее назад, бесконечные изощренные поиски, изящные формулировки. Мой Мастер.

Твои медовые глаза и какую-то нелепую, но очень правильную пустоту в них, прохладные ладони, тихий голос, молчание, крики и плач. Мой Мальчик.

Твои нежные письма, полудетские стихи, сигареты в наивных пальцах, перебор гитарных струн, монологи и умение слушать и слышать. Мой Цветок.

Твои камышовые дудочки, бумажные журавлики, цветы жасмина, снег и росчерки букв. Мой Солнечный зайчик.

Твои улыбки, запах свежей травы, дерева и еще чего-то неуловимо-сладкого, тепло, расставания. Мой Ангел.

И каждый раз - трепет до самых кончиков пальцев, и перехваченное дыхание, и не-вера в собственное счастье. Неужели сейчас. Неужели рядом. Неужели вот так просто.

Неужели мне.

@темы: ангелы-хранители, вуаль, память

22:58 

Пятьдесят девять.

Sincerely yours
Ты не поверишь, Безымянный, но я сегодня тебя видела. Тебя прежнего, знакомого, любимого (?). Ты шел мне навстречу по мосту, улыбаясь краешками губ и внимательно вглядываясь в меня медово-карими глазами. Мне даже на какое-то мгновение показалось, что ты вспомнишь меня... но в следующую секунду ты прошел мимо, взъерошив наманикюренными пальчиками короткие темные волосы.

Мальчик. Мой мальчик. У меня так никогда и не появилось повода назвать тебя моим.

Иногда мне даже жаль, что все так вышло.

@темы: память, мосты, ангелы-хранители

00:57 

Пятьдесят восемь.

Sincerely yours
Тебе не кажется, Безымянный, что раньше было... проще? Почему-то говорить было легче, слова не застревали в пальцах, а выходили наружу. Я спрашивала, ты отвечал. Я говорила, ты слушал. А сейчас мы молчим. Оба.

Мне нелегко даже сознаваться в этом. Мне слишком много постоянно надо тебе сказать - и я не знаю, с чего начать, я теряюсь, мысли перебивают друг друга, не находя выхода. Но самое главное - чувства. Почему, ну почему они заставляют меня замолкать?

Я пишу тебе стихи, но не показываю. Они безрассудны. Их смысл теряется в то мгновение, когда я дописываю последнее слово.

Я теряюсь в запахе роз на моем столе. Я теряюсь в вопросах. Наивная, я полагала, что за такой короткий срок смогу найи хотя бы какие-то ответы. Мне казалось, я сумею что-то - нет, не изменить - увидеть под твоим углом зрения. Но вместо этого я молчу. Я не могу задать ни единого вопроса.

И я скучаю. Но не смею об этом сказать. Совсем как тогда.

Лето близится к осени.

@темы: мосты, вера

22:52 

Пятьдесят семь.

Sincerely yours
Этот год смутен и неясен настолько же, насколько нежен и светел.

Я перелистываю страницы. Они чуть хрустят от моих прикосновений. В тишине этого дома все звуки становятся громче стократ.

Я не умею по-настоящему учиться. Я сканер: скольжу по поверхности, не вникая в суть. Ты, Безымянный, совсем другой. Может, поэтому нам так сложно вместе.

Я пробегаю взглядом по строчкам, а потом пытаюсь вспомнить, о чем же только что прочитала. Но бесполезно. Смыслы проносятся мимо, не задерживаясь, только издевательски улыбаясь тонкими губами.

Я, я, я...

Потому что Мастер Ветра умер, милые мои. (с)

Лет через десять я буду так же сидеть в тишине дома - дома ли? - незряче глядя в окно. У стены будет в несколько рядов стоять батарея пустых бутылок, и уже почти остановившиеся часы на стене будут нервно дергать секундной стрелкой, не в силах сдвинуть ее с места. Но время не застынет, нет, что ты. Оно будет все так же идти вперед, и однажды оглянется на меня и, удивленно приподняв бровь, подумает: а зачем мне этот груз?

Мне в последнее время кажется, я совершенно не умею жить. Ты был совершенно прав, говоря о проблемах.

@темы: вуаль

00:48 

Пятьдесят шесть.

Sincerely yours
А знаешь, Безымянный, я никогда не любила круги. Мне всегда были ближе многоугольники. Для меня круг - это символ вечности, но в самом неприятном ее смысле, символ замкнутости, невозможности выхода, бессилия. Я вообще не люблю слово "вечность": от него веет ложным пафосом, ветром над пустынными равнинами и, пожалуй, неуверенностью. Зато люблю слово "всегда": пусть оно звучит проще, но оно излучает твердость и решимость держать обещания.

Но как-то так случается, что в моей жизни - а может, даже в нашей жизни - все чаще появляются круги.

Круглый стадион, беговая дорожка, несутся друг за другом чувства и разум, не в силах догнать, не в силах соединиться и закончить наконец этот марафон.

Ты верно тогда сказал: когда счастье отдаляется, его хочется вернуть в еще большем размере. Но чаще всего результатом становится отсрочка.

Я запуталась, Безымянный. Слишком много как-то навалилось в последнее время. И я понимаю, что помощи ждать не надо, потому что решать должна только я сама, но мне все равно очень хочется советов.

И если это называют взрослой жизнью, то я совсем не хочу взрослеть.

@темы: вера

17:55 

Пятьдесят пять.

Sincerely yours
Я снова уезжаю. На север, на север. В зиму из весны. В еще не ожившее солнце из тепла. В пустоту из заполненности. Почему-то хочется итальянской речи, кажется, только этот язык подходит, чтобы выразить то, что на душе. Хотя прекрасно понимаю, что это не выразишь ничем. Уезжать отсюда — все равно что пытаться убедить себя в несуществовании тебя, Безымянный. Не выйдет.

За окном мелькают низкие домики, но остается неизменным снег. Это, кажется, единственная постоянная. Все остальное меняется слишком быстро.

Я уже сейчас скучаю так, будто не видела тебя годы.

Я вернулась на полтора года назад. В разговорах, мыслях, ощущениях, настроениях. Интересно наблюдать, как призраки прошлого постепенно обретают формы и плоть и становятся самым что ни на есть реальным настоящим. Могла ли я подумать тогда, Безымянный, что ты станешь настолько важен мне? Странно, я совсем не помню взглядов — время нещадно берет свое, детали ускользают из моей памяти — а может, их просто и не было? Помнишь, я просила тебя смотреть мне в глаза. Каждый раз, когда встречалась с тобой новым. И мне невероятно важно видеть то, как ты смотришь. А я, кажется, плачу. Немножко.

Я сегодня утонула в прошлом. Да, сейчас, с высоты пережитых событий, разговоров, взглядов, я понимаю больше, но сказать «гораздо больше» было бы ошибкой. Мне безумно странно наблюдать за той собой и понимать, что не так уж много по сути изменилось. А казалось-то... Казалось, накопилось столько опыта, что хватит на несколько не очень интересных жизней.

Закрыли шторы. Чай — черный, с лимоном, здесь мятного нет — совсем остыл. Музыка раздирает на мельчайшие кусочки, так она похожа на то, что со мной творится. Мне хочется верить, что ты не чувствуешь этого всего, мой милый Безымянный.

И еще мне иногда кажется, что давно стоит прекратить вести этот дневник, закончить разговоры и обрубить сплетенные здесь нити. Занавесить эту... витрину? Здесь намешано слишком много такого, в чем легко можно утонуть. И в то же время есть то, что поддерживает на плаву.

Молчи, не стоит ничего говорить. Просто обними меня за плечи.

@темы: память

23:42 

Пятьдесят четыре.

Sincerely yours
Садись, Безымянный. Садись, поговорим. Давно мы с тобой не разговаривали вот так - спокойно, тихо, размеренно, вне полуистеричного состояния. Когда я успела приобрести эту полуистеричность как постоянное качество? Мне кажется, раньше я была горазо более... мирной?

Заваривай чай, милый, бери любимую большую кружку, вдыхай запах горячей мяты и лимонную кислинку. Я сниму домашние тапочки и вытяну ноги к камину, и мы будем долго смотреть, как охровые в темноте язычки огня пляшут за чугунной решеткой, а их отблески то и дело пробегают по непрозрачному стеклу графина с терпким красным вином. Самое главное сейчас - не спугнуть настроение.

Ты чувствуешь, вся комната пропитана еле слышной свежестью? - это пять желтых тюльпанов у меня на столе, и еще три красных тюльпана и семь алых роз - на тумбочке, и еще веточка мимозы в тонкой изящной вазе на окне. Здесь, в Моем Городе, весна началась как-то незаметно, а я в ней живу уже несколько месяцев, с того самого момента, как сделала первый шаг в далекой, маленькой, но очень яркой стране. А сегодня шел такой снег, какого мы все не могли допроситься на Новый Год: пушистые крупные хлопья за ночь покрыли все вокруг, и абсолютно не верилось, что вообще-то март.

А знаешь, я скучаю по тебе. По тебе всякому. По нашим разговорам, по взаимным молчаниям, по рукам, песням и - особенно - по глазам. И по чаю, конечно - горячему, мятному. Он будто связующая линия между всеми частичками тебя.

А какой вечер будет сегодня, и чем он будет наполнен - решать только тебе.

@темы: ангелы-хранители, вера, звезды, мосты

22:43 

Пятьдесят три.

Sincerely yours
Скажи мне, Безымянный, как ты относишься к людям? Порой мне кажется, что все частички тебя одинаково циничны и не приемлют человечество как класс. Люди для тебя слишком низки, слишком бесчестны, у них слишком замыленный взгляд на мир вокруг. Слишком, слишком, слишком...

А я, знаешь ли, так не умею. Не могу и не хочу.
Изначально ты мой друг, у тебя есть все, чтобы это изменить. (с)
Мне люди милы. Я в каждом человеке вижу что-то особенное, не всегда светлое, но свое, интересное. И считаю, что к каждому можно найти свой подход. Каждому - от слова "совсем".

А я, Безымянный. Как ты относишься ко мне тогда? Ведь я тоже - "из них".
Как к очередному экземпляру, пусть и достаточно удачному? Этакая подопытная зверюшка, за которой можно наблюдать и делать не всегда самые правильные выводы.

Но самое главное - я не понимаю, как я сама могу это принимать в тебе. А ведь принимаю, хотя иногда и пытаюсь остановиться и подумать. Смотрю на это сквозь пальцы, сквозь полуопущенные ресницы, каждый раз пытаясь оправдать тебя новыми способами. Не видел, не узнал, не повезло.

И вопрос в том, не пора ли прекратить так делать.

@темы: вера

10:26 

Пятьдесят два.

Sincerely yours
Я забиваюсь в кресло, поджав ноги. Я закрываюсь от тебя. Я зажмуриваюсь. Со мной так нельзя. Слышишь?

Нельзя промолчать весь вечер. Нельзя отрицать то, что мне дорого. Нельзя замолчать обиду и сделать вид, что ничего не произошло. Потому что иначе все будет еще хуже.

Мне больно, когда меня меняют на игры. Мне больно, когда играют со мной. Тем более тот, от которого я не могла этого ожидать. Особенно ты.

А потом ты говоришь заученную фразу и желаешь доброй ночи в своей обычной манере. И какой же ты Безымянный, если не улавливаешь настолько очевидное настроение?

Я не знаю, как и где тебе верить.

@темы: ангелы-хранители, вуаль

14:51 

Пятьдесят один.

Sincerely yours
С тобой таким, Безымянный, забываешь и про мятный чай, и про разговоры.

Остается только этот твой запах, которым я все дышу, дышу, и никак не могу надышаться. Раз за разом зарываюсь носом в плечо, чтобы его чувствовать. Чтобы чувствовать тебя. Немножко сладковатый, немножко свежий, немножко домашний. И сейчас, за несколько часов от тебя, он мне все еще мерещится, еле уловимый, в воздухе.

Или вот эти моменты, когда чем-то необъяснимым, неосязаемым, кожей, кончиками пальцев, волос ощущаю, что нужна. Я понимаю, что мои собственные жесты, наверное, выглядят так же, и в глазах светится то же чувствов волшебства, которое я вижу напротив. Цепляюсь за свитер так, будто обнимаю в последний раз, вжимаюсь, будто никогда больше не буду так близко.

Не говори мне, что такое твое волшебство. Я все пойму сама.

@темы: ангелы-хранители

21:26 

Пятьдесят.

Sincerely yours
Я сижу и вглядываюсь в тебя, Безымянный. И все пытаюсь отыскать черты уже почти двухлетней давности, когда ты ощущался так ясно и светло. Подмечаю детали, стараясь не показывать ни узнавания, ни разочарования.

Ты постоянно вертишь что-то в руках. И тонкая сигарета кажется самым логичным продолжением все таких же нервных пальцев. Только раньше они не были настолько бледными.

Ты почему-то стараешься не смотреть в глаза. А когда мы все-таки встречаемся взглядами, я вижу карие звездочки вокруг зрачков. Когда ты смотришь на свет, они становятся еще ярче. Но теперь я не могу назвать этот цвет медовым.

Наши разговоры странны, как никогда, и больше напоминают твой монолог. Я молчу. Я вглядываюсь. Я хочу увидеть.

А когда ты уходишь - чувствую, как подкашиваются ноги, и сводит икры, и глаза щурятся, потому что свет отдается тупой болью где-то в затылке. Выпита, выпотрошена, вспорота.

И быть рядом с тобой таким - невыносимо сложно. Потому что нет тебя прежнего. Как бы я ни пыталась убедить себя в обратном.

@темы: вуаль, память

22:40 

Сорок девять.

Sincerely yours
Сегодня на улице и дождь, и солнце, и не успеваешь просохнуть, как тут же снова вымокаешь до нитки. Серые сапоги Осеннего Лорда зачерпывают воду из луж, и она разлетается мелкими брызгами вокруг, оседая на одежде и лицах. Осенний Лорд гордо шагает по Моему Городу, крепко сжимая в руке нераскрытый зонтик, счастливо улыбаясь тучам, усмехаясь над натянувшими капюшоны людьми.

А я снова сижу здесь, отогреваюсь у камина, и почти невозможно представить, что еще несколько часов назад были и лужи, и рябь от дождя, и насквозь промокшая куртка. И эта невероятная, нереальная, чуть пожухшая зелень совсем близко, а потом - солнце и,кажется, даже чай. И все это в таком водовороте эмоций, что я и описать тебе толком не могу, Безымянный.

Эта осень странная настолько, что перед ней даже немножко меркнет та, четырехлетней (неужели уже столько?) давности. Тогда, правда, погода была совсем еще летняя, а вечера казались длинными. Все, кроме одного. Сегодня же дождь - лучший собеседник, и советчик, и друг.

Возможно ли это - ощущать теплые капли на совсем сухом лице? Нет, я не буду плакать. Эта грусть - светлая. Ты еще вернешься.

@темы: ангелы-хранители, вера

00:23 

Сорок восемь.

Sincerely yours
Здравствуй, мой милый Безымянный. Разжигай огонь в камине, садись в кресло, заваривай мятный чай. Смотри в окно: Осень пришла.

Осенний лорд закутывается в яркий плащ, ступает по мокрому асфальту серыми сапогами, разбивает лужи, в которых отражается только небо и никогда - он. Осенний лорд рисует замысловатые картины каплями по стеклу. Осенний лорд подолгу сидит на набережной на деревянном причале, смотрит на маленькие лодочки под мостом, слушает какую-то неясную музыку в наушниках и курит, сдирая горло, как наждачкой.
А потом идет по улицам и улыбается.

Но это все, наверное, неважно.
Темные окна отражают свет камина.

Мне жаль, что я не умею так уходить и так возвращаться. Чтобы сорванное дыхание, чтобы хотелось закрыть глаза и распахнуть снова. Чтобы горячий чай и разговоры впервые за месяцы. И тихие вздохи. Мне жаль, что я даже по-настоящему не умею оставаться.

Я помню - дрожащие пальцы, отказывающиеся держать перо. Наверное, именно эта странная не-решимость позволяла тогда отсылать письма. И сейчас я вижу -снова, просто в другой плоскости. В голову лезет казенное слово "социум", но я не буду говорить им. Стоит ли рассказывать тебе, как страшно и как жалко, что сейчас - не среди них, не там? И какое-то странное удовлетворение, будто бы старого морского волка, с улыбкой наблюдающего за юнгами, первый раз выходящими в море.

Вот эта кружка. Посмотри, Безымянный. Сколько историй с ней связано. Сколько раз она ощущала тепло или холод ладоней, мягкость или обветренность губ. Сколько слов произнесено над остывающим мятным чаем. Она - цельная. Связанная с этим миром, часть него...

Но это все, наверное, снова неважно.

Допивай чай, мой милый. Часы уже пробили двенадцать.

@темы: звезды, мосты

Закрытая запись

главная